Эмоции самосознания негативного спектра у лиц, страдающих от химической зависимости

Е.В. Белинская

До недавнего времени российские исследователи не уделяли проблеме связи химической зависимости с такими эмоциями самосознания, как вина и стыд, специального внимания. Американские же психологии за последние два десятилетия добились значительных результатов в исследовании этого вопроса и признали, что стыд и малоадаптивные формы вины могут выступать одним из главных факторов в этиологии данного заболевания. Джозеф Вайсс, профессор психиатрии Калифорнийского университета, разработавший теорию психопатологии и психотерапии, предположил, что эмоциональный дистресс, включая аддиктивность, может быть тесно связанным с лежащими в основе проблемами чрезмерной вины и стыда. Гнев является уже вторичным в ответ на эти эмоции.

Согласно концепции Д. Вайсса и других исследователей вина адаптивна в своей роли в поддержании социальных отношений. Она поддерживает преданность и взаимосвязи, которые необходимы для спокойной и продуктивной жизни. Тем не менеее она может стать иррациональной и малоадаптивной, когда она преувеличена и сдерживаема или когда она обобщена и неоднократно связана со стыдом. Проводятся также различия между виной и стыдом. Стыд определяется как эмоция, которая возникает, когда негативные события приписываются себе в глобальнм и устойчивом смысле, т.е. происходит осуждение себя в целом. Адаптивная вина рассматривается как результат приписывания негативных событий поведению, происходящему в специфической ситуации, т.е. осуждается отдельное действие или поступок.

Теория Д.Вайсса, прилагаемая к химически зависимым людям, утверждает, что, люди становятся подвластными наркотической зависимости потому что они не преследуют цели, которые бы их развивали, а подчиняются жестким бессознательным и подавленным патогенетическим верованиям, часто связанным именно с виной и стыдом.

Патогенетические верования происходят от волнующих детских переживаний и предостерегают людей от попыток преследования нормальных целей развития, поскольку содержат убеждения о том, что если они попытаются преследовать нормальные цели, то они причинят вред или себе или родителям и любимым людям. Химически зависимые клиенты часто выходят из проблемных семей с аддиктивной историей. На этой основе они наследуют как генетическую предрасположенность к аддиктивности, так и бесчисленное число патогенетических верований, сдерживающих их от преследования нормальных целей, заставляющих их страдать от малоадаптивных форм вины и стыда.

Теоретический инсайт Д Вайсса был подтвержден целым рядом эмпирических исследований с использованием измерений стыда и депрессии, а также как адаптивной, так и малоадаптивной вины, в рамках которой исследователи выделяют 4 вида: вину выжившего (уцелевшего), вину отделения (предательства), вину гиперответственности и вину ненависти к себе. Результаты исследований показали, что наркозависимые клиенты, употребляющие различные виды наркотических веществ, набрали меньшие баллы, чем нормальные люди по адаптивной вине, измеренной по шкале TOSCA, которая связана с эмпатией и хорошим социальным приспособлением. Однако наркозависимые женщины набрали более высокие балы по всем шкалам малоадаптивной вины, а мужчины –по вине выжившего, вине отделения и вине ненависти к себе. Результаты исследований также подтвердили, что наркозависимые лица имеют более высокие уровни стыда и депрессии, чем неаддиктивные.

Нами, в свою очередь, было проведено исследование, направленное на сравнение уровня малоадаптивных форм вины у группы делинквентных личностей (76 человек), имеющих зависимость от различных видов химических психоактивных веществ с уровнем этих форм вины у контрольной группы (85человек). С целью проведения данного исследования нами был переведен на русский язык и адаптирован к русской ментальности опросник IGQ – 67, предназначенный для измерения указанных выше четырех видов иррациональной вины. Результаты нашего исследования совпали с результатами, полученными американскими коллегами. В экспериментальной группе обнаружены более высокие показатели по всем видам малоадаптивной вины, чем в контрольной. Средние балы были таковы: в экспериментальной группе вина выжившего 73 балла, в контрольной 65; вина отделения в экспериментальной группе 75,5, в контрольной 63, вина гиперответственности 82 и 75,1 соответственно; вина ненависти к себе – 59,4 в экспериментальной группе и 49,6 – в контрольной.

Несмотря на то , что поведение наркозависимых лиц обычно оказывается незрелым, безответственным, что подтверждено экспериментально низким уровнем адаптивной вины, исследование подтвердило, что чрезмерная малооаптивная вина и стыд могут быть главным фактором в этиологии химической зависимости.

Полученные нами и американскими исследователями результаты имеют важное прикладное значение. Во многих современных программах, включая “анонимных алкоголиков” обычным является использование конфронтационного подхода к наркозависимым, к избеганию ими ответственности, к отрицанию своих психологических проблем и использования психоактивных веществ. Американские психологи, авторы вышеописанного исследования, утверждают неэффективность такой конфронтационной стратегии, поскольку хотя она и мотивирована интересом помочь наркозависимым клентам начать принимать на себя персональную ответственность, однако может создать эффект усиления тенденции к малоадаптивному самообвинению и стыду. Именно то, что конфрантационные модели терапии являются потенциально индуцирующими малоадаптивные эмоции самосознания, обьясняет их малую практическую эффективность. Коннор, Вайсс и другие американские психологи указывают на назревшую необходимость в новой лечебной стратегии, уменьшающей малоадаптивные формы вины и стыда. Одной из стратегий лечения может выступать психоаналитически ориентированный подход Д.Вайсса, акцентирующий внимание на изменении патогенетических верований, вызывающих рост вины и стыда посредством их неподтверждения. Другая целесообразная концепция включает когнитивное лечение аддиктивности, которое основано на осознании и отказе от иррациональных убеждений и принятии на себя здоровой ответственности..

Литература

  1. Абульханова К.А. Психология и сознание личности. Москва-Воронеж, 1999.- 217с.

  2. Антонян Ю.М. Психология убийства. М.: Юристъ, 1997.- 304с.

  3. Вайсс Д. Как работает психотерапия. М.: Класс, 1998.- 240с.

  4. Кон И.С. Открытие Я. М.: Политиздат, 1978.- 367.

  5. Jones W.H.& Kugler K.E. Interpersonal correlates of the Guilt Inventory. // Journal of Personality Assesment.-1993.- 61 (2), P. 246-258.
  6. Klass E.T. Situational ahhroach to assessment of guilt: Development and validation of a self-report measure. // Journal of Psychopathology and Behavioral Assesment.- 1987.- 9 (1), P. 35-48.
  7. Kugler K.E. & Jones W.H. On conceptualizing and assessing guilt. // Journal of Personality and Social Psychology.- 1992.- 62, P. 318-327.
  8. Lewis M. Self-Conscious Emotions // American Scientist.- 1995.- January-February, P. 112-123.
  9. O’Connor L.E., Berry J.W., Weiss J., Bush M.& Sampson H. // Journal of Clinical Psychology.- 1997.- 53 (1), P. 73-89.
  10. Tangney J.P. Assessing individual differences in proneness to shame and guilt: Development of self-conscious affect and attribution inventory. // Journal of Personality and Social Psychology.- 1990.- 59 (1), P. 102-111.
  11. Tangney J.P., Burggraf S.A., Hamme H. & Domingos B. The Self-Conscious Affect and Attribution Inventory (SCAAI). Bryn Mawr. PA: Bryn Mawr.- 1988.
  12. Tangney J.P. WagnerP. & Gramzow R. Proneness to shame, proneness to guilt, and psychopathology. // Journal of Abnormal Psychology.- 1992.-101 (3) P. 469-478.

  13. Zahn-Waxler C.& KochanskaG. The origin of guilt. In R. Thompson (Ed.). 36th annual Nebraska symposiumon motivation: Socio- emotional developmtnt. Lincoln: University of Nebraska Press, P. 183-258.

Войдите, чтобы оставить комментарий


Полезная информация о практиках оздоровления


О його-центрах в Ростове-на-Дону
  • Яндекс.Метрика