Исследование социальных представлений о переживании вины и стыда.

Е.В. Белинская

Как вина, так и стыд традиционно относятся отечественными психологами к сфере моральных чувств. В свою очередь, и чувства, как психический процесс, и мораль, как особая форма общественного сознания, имеют социальную сущность, то есть являются продуктом социальных взаимоотношений и направлены на их отражение и регуляцию. Следовательно, актуальной представляется необходимость изучения интересующих нас эмоциональных явлений в контексте социальной психологии. То есть важно определить, какую роль и значение имеют вина и стыд в общении и взаимодействии людей. Существует взгляд, утверждающий, что социальным поведением управляют внутренние каузальные механизмы /8/. Между тем, изучение дефиниций вины, представленных в различных энциклопедических словарях показало, что одним из определений данного понятия является “причина”/3/. Это означает, что способ каузальной интерпретации действительности, управляющий социальным поведением, в значительной мере связан с тем, кому или чему субъект взаимодействия и общения атрибутирует причину происходящего (вину). Отношения причинности, таким образом, могут выступать одной из точек сопряжения между моральными чувствами и социальным поведением.  Целью нашего исследования было, во-первых, изучение того, оказывает ли влияние и какое именно переживания вины и стыда на общение и взаимодействие людей, и во-вторых, изучение психологических особенностей этих эмоций и их отличий друг от друга. Исследование, претендующее на максимально возможную объективность, должно проводиться с помощью соответствующих методов, имеющих под собой определенную методологическую базу. Большая часть исследований психической реальности производится с помощью самоотчетов. В процессе изучения вины и стыда у нас возникли определенные методологические трудности. Дело в том, что и вина, и стыд относятся к эмоциям, связанным с оценкой своего Я. Самооценки же, либо внешние оценки поведения и личности человека стимулируют включение защитных механизмов, призванных поддерживать его самоуважение. Поэтому можно поставить под сомнение объективность самоотчетов, касающихся оценок переживания субъектом эмоций, относящихся к сфере самосознания.  В целом, проблема объективности экспериментальных исследований, в том числе самоотчетов, давно стоит перед научной психологией. Так, А.М. Эткинд на основе обобщения большого количества данных и собственных экспериментальных исследований пришел к следующему выводу. “Если психолог ищет в самоотчетах объективную информацию о поведении, то его почти наверняка ждет разочарование. Если же ему нужен инструмент проникновения в субъективную реальность, личностные смыслы, систему отношений его испытуемых, то вряд ли какие-либо иные свидетельства окажутся более полезными, чем самоотчеты” /10/. Проблема значимости субъективной реальности с особой остротой встала перед социальными психологами. Недаром зарубежные социальные психологи утверждают, что постепенное развитие социальной психологии от позитивизма и неопозитивизма привело к возникновению новой парадигмы, носящей название социальный конструктивизм. Развитие новой парадигмы стало необходимым, поскольку психология встала перед лицом невозможности решить ряд назревавших в течение длительного времени вопросов.  Социальный конструктивизм постарался примирить две на протяжении столетий противоборствующие позиции, представители одной из которых утверждают, что знания по своей природе экзогенны, представители же другой убеждены в правильности эндогенной трактовки происхождения знаний. “Адепты социального конструкционизма взяли на себя смелость выйти за пределы традиционного дуализма субъект-объекта со всеми его проблемами и приступили к разработке новой концептуально-аналитической схемы, базирующейся на альтернативной (не эмпирической) теории науки, ее функций и потенциала”/8/.  Исследователи, работающие в русле новой парадигмы, постулируют важность социального конструирования реальности. “Формы понимания мира, приобретаемые в ходе социальной коммуникации, обладают чрезвычайно большим значением для социальной жизни в целом, поскольку описания и объяснения мира сами конструируют формы социального действия”/8/. То есть все то, что считается в обществе знанием, не смотря на обоснованность или необоснованность такого “знания”, становится само собой разумеющейся “реальностью” для рядового человека.  В работах современных отечественных социальных психологов имеют место идеи, которые соответствуют социально-конструктивистским концептуальным положениям. Помимо идей А.М. Эткинда, касающихся самоотчетов, интересны в данном смысле мысли А.А. Бодалева. По его словам, “объект и субъект могут существовать не только реально, но и мнимо, как чисто воображаемые психические конструкты. Если я мыслю о некоем объекте, его образ, возникающий в моем воображении, является таким же объектом, как тот, что он отражает, однако объект этот не материальный, подлинный, реальный, а отраженный, идеальный, существующий лишь в сознании, то есть квазиобъект… Речь здесь идет о представлениях… Иначе говоря, представления или квазиобъекты, суть модели реальных объектов”/2/.  Поскольку, во-первых, “психологические понятия “эмоции, мотивы и т.п.” отсекаются от своей онтологической основы в голове индивида и становятся составной частью социального процесса”, а во-вторых, “социально-конструкционистский анализ охватывает такие разнообразные явления, как личность, Я, причинность, мотивация, эмоции, пол”/8/, то мы считаем возможным в своем исследовании опираться на положения данной концепции. Теперь следует определить, какая именно реальность способна стать объектом нашего исследования. По нашему мнению таким объектом должны выступить социальные представления, имеющиеся у конкретных групп населения относительно вины и стыда. Мы считаем, что изучение социальных представлений имеет большую ценность и значимость для психологии, поскольку, с одной стороны, именно такая реальность доступна максимальной объективации, и с другой стороны, реакции и все поведение человека, как правило, обуславливаются не объективной реальностью, а его представлениями об этой реальности.  Концепцию социальных представлений разработал Серж Московиси. Под социальными представлениями автор понимает “способ интерпретации и осмысления повседневной реальности, определенную форму социального познания, предполагающую когнитивную активность индивидов и групп, позволяющую им фиксировать свою позицию по отношению к затрагивающим их ситуациям, событиям, объектам и сообщениям”/4/. Социальные представления, будучи когнитивными образованиями, согласно гипотетической структурной модели, предложенной С. Московиси, имеют три измерения: информация, поле представления и установка. Интерпретируя позицию С. Московиси, мы полагаем, что информация представлена когнитивным компонентом, поле представления – семантическим, а установка – готовностью к реагированию, которая имеет сложное строение, включая в себя эмоциональные, в том числе бессознательные компоненты.  Традиционными для концепции социальных представлений являются методы анкетирования, контент-анализа и структурированной беседы. По определению, предложенному в психологическом словаре, “анкета представляет собой набор вопросов, каждый из которых логически связан с центральной задачей исследования. Составление анкеты – процесс перевода основных гипотез исследования на язык вопросов /9/”. Для изучения социальных представлений об интересующих нас эмоциях нами были разработаны две анкеты. Первая анкета состоит из вопросов закрытого типа. Утвердительные ответы на предлагаемые вопросы подтверждают наши гипотезы, отрицательные – опровергают. Вина и стыд во многом похожи по своим функциям, генезу, проявлениям. Поэтому нами было решено применить идентичные анкеты для изучения вины и стыда. Мы полагаем, что это способно помочь определить сходства и различия в социальных представлениях относительно этих двух эмоций. Анкета для изучения стыда состоит из 21 вопроса, для изучения вины – из 23. В последнюю добавлены два вопроса 18 и 21, способные отразить специфические особенности вины, но не стыда. Вопросы 1-3 и 5-7 данных анкет направлены на изучение представлений о типичности данных чувств и об их характеристиках. Остальные изучают социальные представления о значении вины и стыда для общения и взаимодействия людей.  Вторая анкета направлена на получение более обширного содержательного материала относительно социальных представлений о вине и стыде. Анкета состоит из 12 вопросов. Первые 4 вопроса, каждый из которых состоит из трех шкал, построены по типу семантического дифференциала. При построении данных вопросов мы преследовали цель изучить влияние вины и стыда на отношение к партнеру по общению. При этом изучалось и отношение человека, испытывающего вину, к партнеру и, наоборот, отношение партнера по общению к человеку, испытывающему вину.  Кроме того, разрабатывая данные вопросы, мы предприняли попытку учесть гендерный признак. В работах зарубежных социальных психологов большое внимание уделяется исследованиям гендерных особенностей. Подобная тенденция начинает прослеживаться и в отечественной психологии. Мы полагаем, что при исследовании вины и стыда учет гендерного признака является особо актуальным, поскольку данные эмоции, прежде всего, характеризуются своей социально-культуральной обусловленностью, основаны на оценке поведения в сравнении с социальными и этическими нормами, которые по своей природе также социальны. Известно, что нормы и идеалы характеризуются вариабельностью, то есть могут значительно, вплоть до своей противоположности отличаться в различных обществах и социальных группах. При формировании из детей соответственно будущих мужчины или женщины родители и общество руководствуются различными нормами, указывающими, что то, что “хорошо” для представителей одной гендерной группы, может быть “плохо” для другой, и наоборот. Кроме этого нормы и правила в отношении одного и того же аспекта социальной жизни могут быть более жесткими для одной гендерной группы, чем для другой. Например, полигамное поведение женщин осуждается и даже клеймится, полигамное же поведение мужчин в целом считается нормой и даже признается доказательством половой силы, что в свою очередь дает повод ее обладателю для личной гордости.  Обозначения полюсов, предлагаемых нами трех шкал, были разработаны в соответствии с концепцией А.А. Кроник и Е.А. Кроник. Согласно этой концепции основные типы значимых отношений располагаются в трех координатах: дистанция, позиция, валентность /6/. К координате “дистанция” авторы относят близкие отношения (мы) и дальние отношения (они). Данные полюса мы соответственно обозначили как “близость, заинтересованность” и “отчуждение, отстраненность”. Координата “позиция” предполагает отношение сверху, неуважение (ты) и отношение снизу, уважение (вы). В нашем обозначении полюса этого измерения носят название “превосходство” и “подчиненность”. К координате “валентность” Кроники относят позитивные отношения – симпатию (свои) и негативные отношения – антипатию (чужие). Эти полюса мы назвали соответственно “симпатия, доброжелательность” и “антипатия, враждебность”. Те или иные отношения к окружающим в рамках этих измерений определяют эффективность общения. Так, проанализировав, опираясь на обширный теоретический материал, виды отношений к другому субъекта затрудненного и незатрудненного общения Ю.А. Менджерицкая пришла к выводу, что “отношения к другому, характеризующие субъекта незатрудненного общения располагаются на полюсах осей “дистанция” и “валентность”, имеющих положительный знак, в то время как, отношения, составляющие ось-измерение “позиция” располагаются на полюсах как с положительным, так и с отрицательным знаком”/7/. В соответствии с этим, составляя первые два вопроса, мы ставили целью выяснить, какие отношения к другому в рамках выделенных измерений характерны для человека испытывающего вину и стыд. Следующие два вопроса призваны выяснить, какие отношения возникает у окружающих по отношению к тем, кто перед ними испытывает эти эмоции. Ответы на данные вопросы способны показать затрудняют ли или облегчают и в какой мере переживания вины и стыда межличностное общение.  Пятый вопрос направлен на изучение социальных представлений о том, в каких именно отношениях (с близкими или посторонними, вышестоящими или нижестоящими) наиболее вероятным оказывается переживание вины и стыда.  Следующие 6, 7 и 8 вопросы призваны изучить социальные представления относительно установок, актуализирующихся в ситуации переживания вины. Как известно, любая установка состоит из трех компонент (когнитивной, эмоциональной и поведенческой). Каждый из этих трех вопросов изучает соответственно одну из компонент установки. Особо следует сказать о 7 вопросе, направленном на исследование эмоциональной компоненты. Практически ни одна из свойственных человеку эмоций не переживается изолированно в отрыве от других, поскольку для эмоций характерны тенденции к генерализации, объединению в комплексы. Поэтому седьмой вопрос направлен на изучение представлений о том, какие эмоции актуализируются в момент переживания вины и стыда. Мы предположили, что социальные представления относительно интересующих нас эмоций являются недостаточно хорошо вербализуемыми. Чтобы облегчить респондентам задачу вербализации, после каждого с пятого по восьмой вопроса мы предложили возможные варианты ответов, в том числе учли необходимость предоставления респонденту возможности свободного ответа.  Девятый вопрос направлен на изучение социальных представлений относительно возможных средств, способных помочь избавиться от уже возникших переживаний вины и стыда. Ответы на этот вопрос показывают, насколько эти средства могут быть обусловлены социальными взаимоотношениями.  Следующий вопрос предполагает, что респондент укажет те поступки и ситуации, в которых у него возникало чувство вины и стыда. Поскольку поступки, вызывающие эти эмоции вызывают настойчивое желание быть скрытыми от окружающих и преданными забвению, то ответ на данный вопрос скорее будет носить характер социальных представлений о том, какие поступки должны вызывать данные эмоции.  Последние два вопроса разработаны с целью выявить глубинные неосознаваемые компоненты установок, включенных в представления о вине и стыде. Интерпретация ответов на данные вопросы способна максимализировать количество информации, которую исследователь способен получить с помощью анкеты.  В своем исследовании мы стремились изучить, во-первых, социальные представления относительно вины и стыда в различных гендерных группах, а во-вторых, в группах, представленных респондентами, фактически находящимися в различном отношении к закону. Поэтому наша выборка респондентов представлена двумя группами мужчин и группой женщин. Группы респондентов-мужчин отличаются друг от друга тем, что их представители фактически состоят в различном отношении к закону. Одна группа представлена лицами, осужденными за тяжкие преступления (убийства, телесные повреждения). То есть эти люди нарушили закон, охраняющий наиважнейшие общественные ценности: жизнь и здоровье человека. Другая группа представлена законопослушными мужчинами. Третья группа, принявшая участие в анкетировании, состояла из женщин, профессия которых (психологи и медсестры) требует выраженных фемининных качеств (понимания, сочувствия, сострадания). В исследовании социальных представлений о вине приняли участие 116 респондентов первой группы, 81 респондент второй группы и 74 респондента третьей группы. В исследовании социальных представлений о стыде приняли участие 72 респондента первой, 92 – второй и 88 – третьей групп.  Анкета №1      Чувствовали ли Вы себя когда либо виноватым (ой)?      Типично ли для Вас переживание чувства вины?      Можно ли сказать, что переживание чувства вины стало чертой Вашего характера?      Согласны ли Вы с утверждением, что способность человека переживать вину говорит о его благородстве?      Можно ли сказать, что переживание вины тягостно для Вас?      Может ли переживание чувства вины довести Вас до мыслей о суициде (самоубийстве)?      Согласны ли Вы с утверждением, что Вы бы пожертвовали многим ради того, чтобы снять возникшее переживание вины?      Может ли способность человека испытывать чувство вины оказывать положительное воздействие на взаимоотношения людей?      Затрудняет ли переживание вины перед партнером Ваше общение с ним?      Предпочли бы Вы, если это возможно, избежать общения с человеком, перед которым Вы чувствуете себя виноватым?      Переживая вину, стараетесь ли Вы скрыть это чувство от окружающих?      Замечали ли Вы, что окружающие люди пытались навязать Вам чувство вины?      Были ли случаи, когда Вы пытались заставить другого человека испытать чувство вины?      Можно ли получить выгоду (в т.ч. психологическую), если Ваш партнер по общению чувствует вину?      Хотели бы Вы, чтобы Вас окружали люди, склонные к переживанию вины?      Согласны ли Вы с утверждением, что многие люди склонны переживать вину, хотя и не показывают этого?      Согласны ли Вы с утверждением, что существуют такие люди, которые для удовлетворения своих частных интересов воспользуются тем, что партнер по общению чувствует себя виноватым?      Возникает ли у Вас чувство вины, если Вы видите, что партнер по общению испытывает страдание?      Согласны ли Вы с тем, что если один или оба партнера по общению испытывают чувство вины, то это затрудняет процесс их общения?      Встречался ли Вам человек, одно присутствие которого вызывало у Вас чувство вины, хотя Вы и знали, что для этого нет причин?      Чувствуете ли Вы вину перед своей совестью, если совершаете поступки, приносящие урон Вашему развитию (росту)?      Согласны ли Вы с утверждением, что Вы скорее пошли бы на уступки тому человеку, перед которым чувствуете свою вину?      Согласны ли Вы с тем, что Вам было бы легче отказать, несогласиться с человеком, который чувствует перед Вами вину?  Таблица 1.  Результаты изучения вины с помощью анкеты1.  №  вопроса       Мужчины       женщины              В таблицах 1 и 2 представлены результаты анкетирования выбранных нами групп (АНКЕТА №1) в виде процентных отношений, которые показывают, какой процент респондентов той или иной группы ответил утвердительно на поставленные нами вопросы, т.е. подтвердил те гипотезы, которые лежали в основе данных вопросов.  Сначала изучим социальные представления респондентов различных групп о вине (Таблица 1). Как показывают результаты 100% женщин и 100% законопослушных мужчин полагают, что знакомы с чувством вины, т.е. переживали это чувство хотя бы раз в жизни. В группе осужденных мужчин не все согласны с тем, что на практике знакомы с чувством вины: 16% респондентов этой группы полагают, что никогда не испытывали данного чувства.  Количество респондентов, полагающих переживание вины типичным для себя, примерно одинаково в группах, и в среднем равно 65%. Двадцать пять процентов  Осужденные       Законопослушные        1       84%       100%       100%  2       67%       63%       65%  3       40%       22%       13,50%  4       62%       60%       51%  5       65%       74%       92%  6       19%:       11%       5%  7       58%       48%       46%  8       68%       80%       67,50%  9       64%       59%       65%  10       58%       55%       54%  11       58%       63%       32%  12       73%       78%       79%  13       46%       78%       81%  14       54%       80%       75,50%  15       12%       50%       10%  16       81%       78%       89%  17       88%       100%       89%  18       67%       64%       40,50%  19       75%       92,50%       81%  20       38%       40%       28%  21       82%       76%       75,50%  22       85%       84,50%       87%  23       31%       54%       40,50%  всех респондентов полагают, что переживание вины стало неотъемлемой чертой их характера. При этом результаты оказались достаточно различными в изученных нами группах. Так, чертой своего характера вину считают 40% осужденных, 22% законопослушных мужчин и 13,5% женщин. Следует пояснить, что когда говорится о типичности проявления какого-то качества, то имеется ввиду, что всякий раз или почти всякий раз, когда ситуация требует проявления этого качества, оно имеет место быть. Если говорится о каком-то качестве как о черте характера, то имеется ввиду, что данное качество, как правило, всегда оказывает влияние на поведение его обладателя, часто даже делая его неадекватным ситуации, т.е. дезадаптивным. Поскольку вина и стыд относятся к социальным чувствам, то склонность к переживанию этих чувств, будучи чертой характера, проявляется практически во всех ситуациях социального взаимодействия и общения.  Тягостным переживанием вину считают 65% осужденных мужчин, 74% законопослушных мужчин и 92% женщин. Таким образом, гипотезу, поставленную в основу пятого вопроса, в целом подтверждают 77% респондентов. При этом 19% осужденных мужчин, 11% законопослушных мужчин и 5% женщин полагают, что переживание вины способно довести их до суицида. В целом 50,5% респондентов полагают, что пожертвовали бы многим ради того, чтобы снять возникшее переживание вины. Соответственно сказанное относится к 58% осужденных мужчин, 48% законопослушных мужчин и 46% женщин.  Результаты ответов на оставшиеся 17 вопросов освещают социальные представления о влиянии вины на общение и взаимодействие людей. Так, гипотезу о том, что, согласно представлениям большинства людей, способность человека испытывать вину говорит о его благородстве, в целом подтвердили 57,5% респондентов. А именно, эту гипотезу подтвердили 62% осужденных мужчин, 60% законопослушных и 51% респондентов-женщин. Оказалось, что 68% респондентов первой группы, 80% – второй группы и 67,5% – третьей группы, т.е. в среднем 72% полагают, что способность людей переживать вину может оказывать положительное воздействие на взаимоотношения людей. В то же самое время в среднем 62,5% респондентов полагают, что переживание вины перед партнером затрудняет общение с ним. В целом более половины респондентов (55,5%) полагают, что они бы предпочли избежать общения с человеком, перед которым чувствуют вину. Около половины опрошенных (51%) стараются скрыть переживаемое ими чувство вины от окружающих. Количество утвердительных ответов на данный вопрос различалось в группах респондентов. Оказалось, что мужчины, как первой (58%), так и второй групп (63%) более склонны скрывать переживание вины, чем женщины (32%).  В среднем 70% респондентов полагают, что если партнер по общению испытывает вину, то это может повлечь для них выгоду, в том числе психологическую. Примерно одинаковое количество респондентов, в среднем 76,5%, полагают, что окружающие пытались заставить их испытать чувство вины, т.е., что вина может быть средством социального воздействия. Соответственно, в целом 68% респондентов полагают, что в их жизни были случаи, когда они пытались заставить другого человека испытать чувство вины. При этом количество утвердительных ответов у законопослушных респондентов, как женщин (81%), так и мужчин (78%), значительно превышает число таковых в группе осужденных мужчин (46%). Очевидно, подобные результаты связаны не с тем, что осужденные реже прибегают к манипулятивному поведению посредством вины, чем законопослушные, а с большим развитием рефлексивных качеств у последних. Если сравнить результаты ответов на 12 и 13 вопросы, то можно увидеть, что осужденные мужчины в значительной мере более склонны приписывать другим манипулятивные качества, чем себе, т.е. обвинять окружающих; законопослушные мужчины “справедливо” оценивают себя и других (процентное количество ответов оказалось равным в двух вопросах); женщины в среднем несколько более склонны обвинять себя, нежели других, однако полученной по результатам опроса разницей можно пренебречь и отнести позицию женщин к “справедливой”.  Результаты показали, что лишь 12% осужденных мужчин и 10% женщин желают, чтобы их окружали люди, постоянно испытывающие вину. Наряду с этим, каждый второй законопослушный мужчина имеет подобное желание. Т.о. если сравнить законопослушных мужчин и женщин, то оказывается, что для первых более типично желание держать окружение в повиновении.  Большинство респондентов, в среднем 82,5%, полагают, что, переживая вину, люди стараются скрыть это чувство от окружающих. Т.о., следует заключить, что существуют причины, которые делают демонстрацию вины социально нежелательной. Возможно, ответы респондентов на следующий 17 вопрос помогут вскрыть одну из причин этого. Почти все респонденты (среднее значение по группам 92%) убеждены, что люди способны для удовлетворения своих частных интересов воспользоваться тем, что партнер по общению испытывает вину. Следовательно, в обществе существуют устойчивые представления о том, что человек, испытывающий вину, рискует оказаться в позиции объекта, доступного для манипуляций. Эти представления, очевидно, носят предсознательный характер, и их вербализация оказалась возможной благодаря специальному заданию подумать на заданную тему.  В среднем более половины респондентов убеждены в том, что если партнер по общению испытывает страдание, то это вызовет у них переживание вины. Сказанное верно для 67% осужденных мужчин и 64% законопослушных, в то время как, только 40,5% респондентов женщин дали утвердительные ответы на данный вопрос. Возможно, эти социальные представления связаны с представлениями, отраженными в ответах респондентов на 3 вопрос.  Согласны с тем, что если один или оба партнера по общению испытывают вину, то это затрудняет процесс общения 83% респондентов, а именно 75% осужденных мужчин, 92,5% законопослушных и 81% женщин.  Ответы на 20 вопрос показали, что 35% респондентов полагают, что им встречался такой человек, в присутствии которого они испытывали вину, хотя для этого не было никаких причин, т.е. не было объективной вины. Из таблицы 1 видно, что сказанное больше относится к мужчинам, нежели к женщинам.  Интересны результаты, полученные в ответ на 22 вопрос. Количество респондентов утвердительно ответивших на данный вопрос, т.е. полагающих, что переживание вины увеличивает готовность идти на уступки, практически одинаково во всех группах и в среднем составляет 85,5%. При этом гипотеза, лежащая в основе 23 вопроса и состоящая в том, что легче отказать в просьбе, либо не согласиться с человеком, испытывающим вину, не подтвердилась: в среднем по всем группам менее половины респондентов согласились с данным утверждением.  Таблица 2.  Результаты изучения стыда с помощью анкеты 1.  №  вопроса       Мужчины       женщины              Поскольку нас интересует, в чем сходны и чем отличаются друг от друга вина и стыд, то сравним социальные представления об одной эмоции с социальными представлениями о другой.  Из таблицы 2 видно, что все респонденты выбранных нами групп полагают, что когда-либо переживали стыд. Примерно половина (51%) всех респондентов считает переживание стыда типичным для себя. При этом именно в группе женщин большее количество респондентов (59%), чем в группах мужчин (47% и 48%) согласилось с тем, что стыд для них является типичным переживанием. В качестве личностной черты своего характера стыд рассматривают 14% респондентов, а именно 28% осужденных мужчин, 8,5% законопослушных и 5% женщин.  Тягостным переживанием стыд считают 82% женщин, 65% законопослушных  мужчин и 47% осужденных. Сравнение социальных представлений о вине и стыде  Осужденные       Законопослушные        1       100%       100%       100%  2       47%       48%       59%  3       28%       8,50%       5%  4       70,50%       65%       50%  5       47%       65%       82%  6       12%       8,50%       5%  7       67%       74%       38%  8       64%       78%       85%  9       56%       65%       86%  10       50%       74%       86%  11       69%       96%       76%  12       94%       91%       50%  13       83%       69,50%       75%  14       94%       83%       54,50%  15       12%       22%       27%  16       87,50%       91%       73%  17       94%       96%       86%  18                      19       69%       91%       90,50%  20       35%       13%       48%  21                      22       67%       68%       45,50%  23       37,50%       45,50%       6,50%  показывают, что именно женщины и вину и стыд считают тягостным переживанием. Реже чем в других группах эти эмоции считают тягостными в группе осужденных. При этом переживание стыда, по мнению респондентов, способно довести до суицида 12% осужденных мужчин, 8,5% законопослушных и 5% женщин.  В среднем полагают, что пожертвовали бы многим, чтобы снять возникшее переживание стыда 60% респондентов, т.е. на 10% больше, чем в отношении вины. При этом готовность сделать многое для того, чтобы избавиться от стыда скорее отмечается у мужчин (67% и 74% респондентов), чем у женщин (38% респондентов).  С утверждением о том, что способность человека переживать стыд говорит о его благородстве, согласны более половины мужчин (70,5% и 65%) и половина женщин. Убеждены, что способность человека переживать стыд может оказывать положительное воздействие на взаимоотношения людей 75,5% респондентов, что на 8% больше, чем в отношении вины (8 вопрос). В то же самое время 69% всех респондентов полагают, что переживание стыда перед партнером затрудняет общение с ним (9 вопрос). При этом, именно женщины как на 8, так и на 9 вопрос дали большее количество утвердительных ответов – 85 – 86%.  Большинство законопослушных респондентов убеждены, что предпочли бы избежать общения с человеком, перед которым они испытывают стыд, причем это относится к 86% женщин и 74% мужчин. С этим же утверждением согласен только каждый второй из осужденных.  Скрыть от окружающих переживание стыда стараются 80% респондентов. Это почти на 30% больше, чем в отношении вины.  Большинство мужчин, а именно 94% осужденных и 91% законопослушных полагают, что в их жизни были случаи, когда окружающие пытались их пристыдить, т.е. навязать переживание стыда. Лишь каждая вторая женщина согласна с таким утверждением. Большинство респондентов согласны с тем, что они и сами пытались пристыдить другого человека. При этом, мужчины полагают, что они чаще выступают в роли тех, кого пытаются пристыдить, чем в роли пытающихся пристыдить других. Для женщин же верно обратное.  Большинство мужчин полагают, что если партнер по общению испытывает стыд, то это позволяет получить выгоду, в том числе психологическую (94% и 83%). Подобные представления имеют только 54% женщин.  Из таблицы 2 видно, что в среднем 20% респондентов желают, чтобы их окружали люди, постоянно испытывающие стыд, причем сказанное верно более для женщин (27%), чем для мужчин (12 и 22%).  В целом 84% респондентов согласны, что люди хотя и переживают стыд, но стараются не показывать этого окружающим.  Полагают, что некоторые люди для удовлетворения своих частных интересов воспользуются тем, что партнер по общению испытывает стыд, 92% респондентов.  Согласны с тем, что если хотя бы один из партнеров по общению испытывает стыд, то это затрудняет процесс общения, около 91% законопослушных испытуемых и 69% осужденных.  Почти половина женщин (48%) сообщили, что им встречался человек, одно присутствие которого заставляло их испытывать стыд, с этим согласились 13% законопослушных мужчин и 35% осужденных.  В целом более половины мужчин полагают, что стыд, так же как и вина, повышает уступчивость. С этим же утверждением соглашаются немногим менее половины женщин (45,5%). Гипотезу о том, что легче отказать или не согласиться с человеком, испытывающим стыд, представления респондентов не подтвердили.  Таблица 3.              Итак, результаты, полученные нами с помощью АНКЕТЫ №1 и представленные в таблице 3, показали, что согласно социальным представлениям вина и стыд во многом похожи, но имеются и некоторые отличия. Так, и вина, и стыд считаются тяжелыми переживаниями, но при этом стыд в большей степени. Большинство респондентов считают, что способность человека испытывать и вину, и стыд может оказывать положительное воздействие на взаимоотношения людей. При этом считается (83% респондентов), что обе эти эмоции затрудняют общение. Однако, если согласно представлениям 55,5% респондентов они предпочли бы избежать общения с человеком, перед которым чувствуют вину, то избежать общения с человеком перед которым переживается стыд предпочли бы 80% респондентов. Возможно, подобные отличия связаны с тем, что человек, испытывающий перед другим вину, стремится наладить нарушенные взаимоотношения, искупив свою вину. Искупить же стыд, либо оправдаться в том, за что стыдно практически невозможно. Кроме этого, большинство респондентов (85,5%) полагают, что скорее пойдут на уступки тому человеку, перед которым испытывают вину.  На уступки человеку, перед которым испытывают  Количественное сравнение представлений о  вине и стыде         № вопр        средний % по вине        Средний % по стыду        1       94,5       100  2       65       51  3       25       14  4       57,5       62  5       77       54  6       11,5       8,5  7       50,5       60  8       72       75,5  9       62,5       69  10       55,5       70  11       51       80  12       76,5       78,5  13       68       76  14       70       77  15       24       20  16       82,5       84  17       92       92  18       57        19       83       83,5  20       35       32  21       78        22       85,5       60  23       42       30  стыд, согласны пойти в среднем 60% респондентов, при этом сказанное относится только к 45,5% женщин. Таким образом, гипотезу о связи вины и уступчивости подтвердили все группы респондентов, связь же стыда и уступчивости носит спорный характер. Гипотеза о том, что легче отказать, не согласиться с человеком, испытывающим как вину, так и стыд не была подтверждена. Большее число респондентов стремятся скрыть от окружающих переживание ими стыда, чем вины. Большинство респондентов утверждают, что замечали, что окружающие пытались навязать им как чувство вины, так и чувство стыда. Также большинство опрошенных полагают, что можно получить выгоду, если партнер по общению испытывает данные эмоции, причем больше утвердительных ответов (+7%) получено в отношении стыда. В соответствии с этим, большинство респондентов предпринимали попытки заставить другого испытать как вину, так и стыд, что также более относится к последней эмоции (+8% респондентов).  Как показали полученные нами результаты, гендерные различия в социальных представлениях относительно изучаемых нами эмоций состоят в том, что женщины полагают переживание стыда несколько более типичными для себя, нежели мужчины, т.е. большее количество женщин считают, что, они как правило, испытывают стыд в адекватных для этого ситуациях. Наряду с этим, меньшее количество женщин в сравнении с мужчинами согласны с тем, что вина, либо стыд стали чертой их характера, а значит, постоянно влияют на поведение, иногда нарушая при этом социальную адаптивность. Женщины реже, чем мужчины склонны рассматривать вину и стыд как способности человека, говорящие о его благородстве. Большее число женщин, чем мужчин, как первой, так и второй группы полагают, что и вина, и стыд являются тягостными переживаниями. В то же самое время, меньшее число женщин подтвердили, что переживание вины и стыда может довести их до суицида. Меньшее количество женщин в сравнении с мужчинами пожертвовали бы многим ради того, чтобы снять возникшее переживание стыда. В процентном отношении большее чисто женщин, чем мужчин, убеждены, что способность людей испытывать стыд может оказывать положительное воздействие на взаимоотношения людей. В то же самое время большее количество женщин полагают, что переживание стыда затрудняет общение и предпочли бы избежать общения с человеком, перед которым они испытывают стыд. Меньшее число женщин склонны скрывать переживание вины от окружающих, т.е. женщины скорее, чем мужчины признаются окружающим в том, что они испытывают чувство вины. В то время как, почти все мужчины замечали попытки окружающих навязать им переживание стыда, то же верно лишь в отношении каждой второй женщины. Лишь немногим более половины женщин полагают, что можно получить выгоду, если партнер по общению испытывает стыд, в то время, как в этом убеждены большинство мужчин. Большее количество женщин (в сравнении с мужчинами) подтвердили, что им встречался такой человек, одно присутствие которого, вне зависимости от объективных причин, вызывало у них переживание стыда. Менее чем половина женщин полагают, что переживание стыда повышает их уступчивость, при этом значительно более половины мужчин считают, что переживание стыда перед партнером делает их уступчивее.  Отличие социальных представлений о вине и стыде в группах, находящихся в разном отношении к закону состоит в том, что меньшее количество осужденных в сравнении с законопослушными убеждены, что можно получить выгоду, если партнер по общению испытывает вину. Соответственно, меньшее число осужденных сообщило о том, что они предпринимали попытки заставить кого-то испытывать чувство вины. В отношении стыда ситуация обратная. Почти все респонденты из группы осужденных, т.е. значительно большее число, чем в группах законопослушных считают, что можно получить выгоду, если партнер по общению испытывает стыд. В соответствии с этим, большее количество осужденных в процентном отношении, чем законопослушных, подтвердили, что старались пристыдить другого человека. Большее число осужденных в сравнении с законопослушными считают, что склонность к переживанию как вины, так и стыда стало чертой их характера. Данные результаты могут указывать на то, что именно осужденным в большей мере, чем законопослушным присущи неадаптивные формы вины и стыда. Такое утверждение согласуется с позицией Антоняна о том, что преступники склонны к переживанию неадаптивной бессознательной вины /1/. Между тем, именно характерологические свойства, будучи по своей сути автоматизмами, часто оказываются бессознательными. Меньшее число осужденных, чем законопослушных полагают, что стыд, во-первых, способен оказывать положительное воздействие на взаимоотношения людей и, во-вторых, затруднять общение. Поэтому меньшее число осужденных, чем законопослушных предпочли бы избежать общения с человеком, перед которым они чувствуют стыд.  Ряд сделанных нами на основе результатов первой анкеты выводов привел к возникновению новых вопросов. Например, интересно определить, что заставляет человека скрывать переживаемые им чувства вины и стыда. Мы полагаем, что результаты второй анкеты помогут нам получить ответы на некоторые вопросы, в том числе и этот.    Анкета №2       Какое отношение вызывает у Вас женщина, перед которой вы чувствуете себя виноватым (ой)?  А) Отчуждение Близость  Отстраненность ______________________________ Заинтересованность  -2 -1 0 1 2  Б) Подчиненность ______________________________ Превосходство  -2 -1 0 1 2  В) Антипатия ______________________________ Симпатия  Враждебность -2 -1 0 1 2 Доброжелательность      Какое отношение вызывает у Вас мужчина, перед которым вы чувствуете себя виноватым (ой)?  А) Отчуждение Близость  Отстраненность ______________________________ Заинтересованность  -2 -1 0 1 2  Б) Подчиненность ______________________________ Превосходство  -2 -1 0 1 2  В) Антипатия ______________________________ Симпатия  Враждебность -2 -1 0 1 2 Доброжелательность      Какое отношение вызывает у Вас женщина, чувствующая себя виноватой перед Вами?  А) Отчуждение Близость  Отстраненность ______________________________ Заинтересованность  -2 -1 0 1 2  Б) Подчиненность ______________________________ Превосходство  -2 -1 0 1 2  В) Антипатия ______________________________ Симпатия  Враждебность -2 -1 0 1 2 Доброжелательность      Какое отношение вызывает у Вас мужчина, чувствующий себя виноватым перед Вами?  А) Отчуждение Близость  Отстраненность ______________________________ Заинтересованность  -2 -1 0 1 2  Б) Подчиненность ______________________________ Превосходство  -2 -1 0 1 2  В) Антипатия ______________________________ Симпатия  Враждебность -2 -1 0 1 2 Доброжелательность      Перед кем Вы склонны чувствовать себя виноватым (ой)?  А) перед матерью  Б) перед отцом  В) перед партнером противоположного пола  Г) перед родственниками  Д) перед друзьями  Е) перед Богом  Ж) перед посторонними  З) перед начальством  И) перед своей совестью  К) перед детьми  Л) перед всеми      Вспомните какие мысли обычно сопровождают переживание вины?  А) я был неправ  Б) я плохой  В) надо извиниться  Г) надо загладить свою вину  Д) нет мне прощения  Е) как я мог так поступить  Ж) что же делать  З) в следующий раз буду умней, буду делать правильно  И) теперь меня не будут уважать  К) теперь меня не будут любить  Л) другое (укажите)      Какие еще эмоции Вы переживаете в тот момент, когда испытываете вину?  А) стыд  Б) тревогу  В) печаль  Г) радость  Д) тоска  Е) растерянность  Ж) гнев на себя  З) внутреннее беспокойство  И) другие (укажите)      Как Вы себя ведете в том случае, когда переживаете чувство вины?  А) прошу прощения у того, кого обидел  Б) избегаю контактов с ним  В) не могу избавиться от самобичевания  Г) впадаю в уныние  Д) стремлюсь себя наказать  Е) стремлюсь исправить ошибку  Ж) стремлюсь разобраться, в чем был неправ  З) иное (укажите, что именно)       Что бы могло (или кто бы мог) помочь Вам избавиться от возникшего переживания вины?      В каких случаях у вас возникало чувство вины? (приведите один, два примера).  11. Какие ассоциации у Вас вызывает слово «вина»?  12. С каким цветом у Вас ассоциируется данное понятие?   Рассмотрим результаты опроса по АНКЕТЕ №2.   В таблицах 4 и 5 представлены результаты ответов респондентов всех трех групп по каждому из подпунктов первых четырех вопросов, обработанные с помощью метода суммарной статистики. Данные вопросы, построенные по типу семантического дифференциала и учитывающие гендерный фактор, направлены на изучение отношений. Первые два вопроса изучают, как влияют переживания вины и стыда респондентами трех групп на отношения к другим (представителям разных гендерных групп). Следующие два вопроса направлены на изучение отношения респондентов к тем, кто испытывает перед ними эти эмоции. Мы полагаем, что ответы на данные два вопроса покажут, почему большинство людей стремятся скрыть от окружающих переживание стыда, а большинство мужчин также и переживание вины.     Таблица 4.  Результаты исследования отношений,связанных с переживаниями вины  № вопроса       1       2       3       4   Подпункт       А       Б       В       А       Б       В       А       Б       В       А       Б       В  Мужчины (осужденные)       93,5       -37       121,5       -41       -17,5       54       63       26       65       -6,5       43,5       0  Мужчины(зако нопослушные)       18       -46,5       100       -45       -3,5       28,5       39       89       82       -11       68       7  Женщины       12       -28       68       92       -28       96       -64       24       -8       4       40       16      Таблица 5.  Результаты исследования отношений, связанных с переживаниями стыда  № вопроса       1       2       3       4  Подпункт       А       Б       В       А       Б       В       А       Б       В       А       Б       В  Мужчины (осужденные)       55       -75       65       -45       -65       15       70       70       70       -35       110       -15  Мужчины(зако нопослушные)       -30,5       -26       48       -78       -9       17       48       52       30,5       -56,5       52       -22  Женщины       -68       -63,5       -4,5       -68       -27       -18       9       63,5       41       41       82       23   Итак, из таблицы 4 видно, что респонденты всех групп полагают, что чувствуя вину перед женщиной, они относятся к ней скорее заинтересованно, с позиции близости, нежели -отчужденности и отстраненности (сделан выбор плюсовых позиций – вопрос 1А). Таблица 5 показывает, что все законопослушные респонденты (и женщины, и мужчины) полагают, что переживая перед женщиной стыд, они при этом относятся к ней с отстраненностью, отчужденностью (вопрос 1А). По поводу этого же вопроса в группе осужденных мужчин был сделан выбор в пользу близкого, заинтересованного отношения. Следует отметить, что к выбору респондентов данной группы следует относиться с осторожностью, во-первых, потому что мужчины этой группы лишены свободы, а следовательно и общения с противоположным полом, а во-вторых, потому что этот выбор был сделан в ответ на первый пункт первого вопроса анкеты. В результате пересечения этих двух причин вопрос об отношении к женщине вызвал у мужчин этой группы выраженную позитивную эмоциональную реакцию, которая могла побудить их, оставив без внимания интересующий нас фактор (переживание вины), указать на позитивное отношение к женщине.  Мужчины, т.е. респонденты первых двух групп, полагают, что переживание вины перед лицом одного с ними пола заставляет их относиться к нему с отчуждением, отстраненностью (вопрос 2А). Женщины же выбрали положительный полюс первой шкалы второго вопроса, т.е. указали, что к мужчине перед которым они испытывают вину, они относятся с заинтересованностью, чувствуют малую дистанцию между ним и собой. Переживание же стыда перед мужчиной, по мнению всех групп респондентов, вносит в отношение к нему отчужденность, остраненность (минусовые позиции по вопросу 2А).  Респонденты всех трех изучаемых нами групп полагают, что если они переживают перед другим человеком вину, независимо от пола последнего, то они чувствуют себя по отношению к нему в позиции подчинения, т.е. в позиции ниже другого (вопросы 1Б и 2Б). По поводу стыда нами была получена аналогичная картина, т.е. суммарный балл ответов по пункту Б первого и второго вопросов, показал, что все группы респондентов чувствуют себя в положении подчинения перед партнером любого пола, если испытывают перед ним стыд.  Отвечая на пункт В первого и второго вопросов, респонденты всех трех групп выбрали позитивный полюс предлагаемой шкалы. Т.е., согласно представлениям респондентов всех трех групп, они с симпатией и доброжелательностью относятся к партнерам, и мужчинам, и женщинам, в тот момент, когда испытывают перед ними вину.  Все мужчины, т.е. респонденты первой и второй групп, полагают, что обычно с симпатией и доброжелательностью относятся как к мужчинам, так и к женщинам, по отношению к которым они переживают стыд. Женщины же, наоборот, полагают, что переживание стыда заставляет их относятся к партнерам своего и противоположного пола с антипатией и враждебностью (вопросы 1В и 2В).  Теперь рассмотрим какое отношение к себе вызывает человек, переживающий вину и стыд (вопросы 3 и 4).  Мужчины обеих групп полагают, что относятся к женщинам, чувствующим перед ними вину, с заинтересованностью, ощущая себя по отношению к ним на близкой дистанции. Женщина же, как правило, относится к другой женщине, переживающей перед ней вину, с отстраненностью, отчужденностью. Наоборот, мужчины обеих групп полагают, что они относятся с некоторой (незначительной в среднем) отчужденностью и отстраненностью к другим мужчинам, чувствующим перед ними вину. В свою очередь, женщины в среднем дают примерно нейтральные оценки по шкале отчужденности, отстраненности – близости, заинтересованности в отношении мужчин, чувствующих перед ними вину (вопросы 3А и 4А). Респонденты всех изучаемых нами групп полагают, что относятся с заинтересовыанностью и ощущают близость по отношению к женщинам, испытывающим перед ними стыд. Такое же отношение имеет место у женщин по отношению к мужчинам, испытывающим перед ними эту эмоцию. Мужчины же полагают, что относятся отчужденно, отстраненно к лицам одного с ними пола, испытывающими перед ними стыд (пункт А 4 и 5 вопросов).  Респонденты всех трех групп однозначно полагают, что как к мужчинам, так и к женщинам, испытывающим по отношению к ним и вину, и стыд, они относятся с позиции выше, т.е. ощущают по отношению к ним свое превосходство (пункт Б 4 и 5 вопроса).  Из представленных выше таблиц видно, что, согласно представлениям респондентов, женщины, испытывающие вину, вызывают, как правило, симпатию, доброжелательность у мужчин и незначительную антипатию, враждебность у женщин. Мужчины, испытывающие вину, вызывают обычно доброжелательность, симпатию у женщин и нейтральное, либо близкое к нейтральному с незначительным уклоном в сторону доброжелательности, отношние у представителей одного с ними пола (пункт В 3 и 4 вопроса). Женщины, испытывающие стыд, вызывают симпатию, доброжелательность у всех респондентов. Мужчины же, испытывающие стыд, вызывают, как правило, антипатию, враждебность у представителей одного с ними пола и доброжелательность, симпатию у представителей противоположного пола.  Таким образом, из таблиц 4, 5 видно, что по суммарному мнению респондентов всех трех групп, переживание и вины, и стыда перед другими, как мужчинами, так и женщинами, заставляет их чувствовать себя по отношению к ним в подчиненном положении (позиция ниже). Наряду с этим, обнаружено, что люди чувствуют превосходство (позиция выше) по отношению к тем, кто перед ними испытывает вину, либо стыд. Между тем, позиция превосходства по отношению к партнеру, по мнению некоторых психологов говорит о неуважении к нему (А.А. Кроник и Е.А. Кроник), приводит к конфликтам в межличностном общении (А.П. Егидес). Одно только то, что человек, испытывающий вину или стыд, чувствует себя в позиции ниже по отношению к другим, в то время как другие, наблюдая его переживающим вину и стыд, ощущают по отношению к нему превосходство, исключающее уважение, может объяснить некоторые факты, которые были раскрыты нами по результатам первой анкеты, а именно, то, что большинство людей стремятся скрыть от окружающих свои переживания стыда, а большинство мужчин стараются скрыть и переживания вины. Скрывая эти эмоции человек стремится предупредить отношение превосходства к себе со стороны других, так как “принятие знаков превосходства может привести к снижению самооценки и самоуважения”/5/, которые и без этого снижаются из-за переживания вины и стыда. Стремление мужчин скрыть от окружающих переживания вины, отсутствующее у большинства женщин, можно объяснить, во-первых, тем, что мужчинам традиционно сложнее ощущать свою подчиненную роль, а во-вторых, тем, что их внимание в меньшей мере, чем у женщин концентрируется на межличностных отношениях, а направлено на овладение предметным миром, деловые отношения, конкуренцию. Поэтому они реже чем женщины бывают готовы ради сохранения отношений с другими признаться в своей вине.  Если вина и стыд вызывают у обеих гендерных групп однозначные отношения в рамках измерения “позиция”, то сложнее обстоит вопрос с позициями “дистанция” и “валентность”. Последовательно опишем их.  Отношение к другому у человека, испытывающего вину, в рамках измерения “дистанция” таково:      у женщин имеет положительный знак (близость, заинтересованность) к представителям обеих гендерных групп      у мужчин имеет отрицательный знак (отчужденность, отстраненность) по отношению к представителям своей гендерной группы и положительный знак по отношению к представителям противоположной гендерной группы  В рамках измерения “валентность” таково:      как у женщин, так и у мужчин имеет положительный знак (симпатия, доброжелательность) по отношению к представителям обеих гендерных групп  Отношение к другому у человека, испытывающего перед ним стыд в рамках измерения “дистанция” таково:      как у женщин, так и у мужчин имеет отрицательный знак по отношению к представителям обеих гендерных групп  В рамках измерения “валентность” таково:      у женщин имеет отрицательный знак в отношении представителей обеих гендерных групп      у мужчин имеет положительный знак (в большей мере выражен к женщинам) к представителям обеих гендерных групп  К человеку, испытывающему вину, складываются следующие отношения в рамках измерения “дистанция”:      к женщинам имеет положительный знак у мужчин и отрицательный знак у женщин      к мужчинам имеет отрицательный знак у мужчин и положительный – у женщин  В рамках измерения “валентность”:      к женщинам имеет положительный знак у мужчин и отрицательный – у женщин      к мужчинам ближе к нейтральному у мужчин и носит положительный знак у женщин  К человеку, испытывающему стыд, отношения в рамках измерений “дистанция” и “валентность” оказались похожими:      к женщинам имеют положительный знак у представителей обеих гендерных групп      к мужчинам имеют отрицательный знак у представителей своей гендерной группы и – положительный знак у представителей противоположной гендерной группы  Итак, по результатам первых четырех вопросов второй анкеты мы обнаружили, что вина и стыд похожи в том, что вызывают у всех групп респондентов одинаковые отношения по измерению “позиция”, а именно, отношение подчиненности у человека, испытывающего эти эмоции и ощущение превосходства к тому, кто их испытывает.  Отличия между этими двумя эмоциями выяснить несколько сложнее. Однако, попробуем сделать это. У женщин, переживающих стыд (в сравнении с виной), отношение к другим сдвигается в сторону отрицательных оценок по измерениям “дистанция” и “валентность”. Т.е., если переживая вину женщины относятся к другим с симпатией, доброжелательностью, заинтересованностью, то при переживании стыда их отношение становится враждебным, появляется антипатия, отчужденность, отстраненность. У мужчин в отношении к другим также появляются подобные сдвиги, однако менее выраженные. Их отношение при переживании обеих эмоций остается доброжелательным, присутствует симпатия, но все же, эти чувства становятся менее выраженными во время переживания стыда. Кроме этого увеличивается дистантность по отношению к партнеру. Законопослушные мужчины при переживании стыда начинают относиться к партнеру с отчуждением, отстраненностью.  Теперь выясним в чем состоят отличия в отношении окружения к человеку, испытывающему вину и испытывающему стыд. Главные отличия заключаются в том, что:  – женщины меняют свои положительные оценки по измерениям “дистанция” и “валентность” к представителям одной с ними гендерной группы, испытывающим стыд, на отрицательные оценки по этим измерениям к – испытывающим вину.  – мужчины, имея в среднем нейтральное отношение к представителям одной с ними гендерной группы, испытывающим вину, начинают ощущать антипатию и враждебность к мужчинам, испытывающим стыд. Отношение к мужчинам, испытывающим стыд, также сдвигается у них далее к полюсу отрицательных оценок по измерению “дистанция”.  Т.о, мы можем заключить, что позиция человека, испытывающего стыд, в сравнении с человеком, испытывающим вину, сдвигаются в сторону усугубления отношений, делающих его субъектом затрудненного общения.  Аназиз результатов, представленных в таблице 5, позволяет сделать вывод о том, что если в паре общающихся субъектов хотя бы один человек, независимо от пола, испытывает стыд, то такое общение приобретает статус затрудненного. Анализ результатов таблицы 4 позволяет заключиить, что если в паре двух общающихся субъектов, состоящей из представителей одной гендерной группы (мужчина – мужчина или женщина – женщина) хотя бы один из партнеров испытывает вину, то такое общение затрудняется. Если же друг с другом общаются партнеры противоположного пола, то переживание одним из них по отношению к другому вины не делает их общение затрудненным. Взаимная вина в такой паре также не затрудняет общение. При этом если сравнить две пары, состоящие из лиц противоположного пола, в одной из которых вину испытывает женщина, а в другой мужчина, то эффективность общения первой пары будет несколько выше, чем второй.  Ниже в виде таблиц отражены результаты ответов на следующие 4 вопроса второй анкеты. Цифры, представленные нами в таблицах, отражают в процентном отношении количество выборов респондентами того или иного подпункта вопроса. Общая сумма выборов по всем подпунктам была приравнена к 100%. С помощью результатов ответов на пятый вопрос опишем представления респондентов о том, перед кем они склонны испытывать вину и стыд.   Таблица 6.  Показатели склонности к переживанию вины по отношению к различным категориям лиц  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З       И       К       Л  Мужчины (осужденные)       19,4       10,3       6       6,6       5,4       10,9       2,4       2,4       16,9       9       4,2  Мужчины (законопослушные)       13,7       10       11,9       9,1       7,3       7,3       3,6       4,6       17,4       11,9       3,6  Женщины       21,6       6,4       6,4       8       8       8,8       4       2,4       16       14,4       2,4   Согласно результатам таблицы 6, респонденты полагают, что чаще всего они испытывают вину перед матерью и своей совестью, а реже всего – перед посторонними. У осужденных мужчин на третьем месте оказывается склонность испытывать вину перед Богом, а затем – перед отцом. Представители этой группы полагают, что кроме вины перед посторонними они также редко испытывают вину перед начальством. Законопослушные мужчины считают, что после склонности испытывать вину перед своей совестью и перед матерью для них актуальной является склонность испытывать вину перед детьми и противоположным полом. Женщины полагают, что кроме склонности испытывать вину перед матерью и своей совестью, у них значительно выражена склонность чувствовать вину перед детьми. Таким образом, результаты показали, что по мнению респондентов, они склонны чувствовать вину перед своей совестью и наиболее близкими для них людьми, наоборот, редко вина возникает перед посторонними. Действительно, с посторонними человек, как правило, не связан какими-либо очевидными взаимными обязательствами. По отношению к близким, наоборот, он ощущает свою личную ответственность, обязательство проявлять о них заботу, либо ответать признательностью и взаимностью на их заботу. Полученные от респондентов ответы о том, что они чаще испытывают вину перед матерью, чем перед отцом (противоречит положениям психоаналитической теории З.Фрейда) мы склонны объяснять тем, что мать, питая к своему ребенку, причем независимо от его возраста, безусловную любовь, отдает ему больше своих душевных сил и заботы, чем обычный среднестатистический отец. Именно поэтому человек обычно чувствует себя в большей мере обязанным матери. Следует особо отменить, что 6% ответов осужденных мужчин не совпали ни с одним из предложенных нами подпунктов. В них указывалось на отсутствие склонности чувствовать вину перед кем бы то ни было. Эти результаты, в свою очередь, согласуются с результатами ответов на первый вопрос первой анкеты. Мы считаем существование склонности к переживанию вины в форме личностной черты одной из причин наличия ответов на пункт Л. По результатам таблицы 6, что также согласуется с ответами на первую анкету, такая черта в большей мере присуща осужденным мужчинам, и в наименьшей – женщинам.    Таблица 7.  Показатели склонности к переживанию стыда по отношению к различным категориям лиц  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З       И       К       Л  Мужчины (осужденные)       18,4       11,5       14,9       10,3       12,6       4,5       4,5       3,4       12,6       6,9       2,3  мужчины (законопослушные)       12,1       8,7       10,4       10,4       8,7       9,5       6,9       6,9       11,3       11,3       3,4  женщины       11,8       5,2       7,9       5,2       7,9       9,2       10,5       5,2       23,6       11,8       2,6   В Таблице 7 отражены мнения всех групп респондентов относительно того, перед кем они склонны чувствовать стыд. Заметно сходство данных мнений с представлениями о том, перед кем они чувствуют вину. Следовательно, в сознании людей представления об изучаемых нами эмоциях недифференцированы: стыд идентифицируется с виной.  Таблица 8.  Представления респондентов о мыслях, сопровождающих переживание вины  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З       И       К       Л  Мужчины (осужденные)       20,2       4       22,2       8,7       4,7       8,7       4,7       18,9       4       3,3       -  Мужчины (законопослушные)       18,3       4,8       15,8       10,9       1,2       10,9       4,8       20,7       7,3       4,8       2,4  Женщины       20,8       1,6       20,8       11,6       0,8       13,3       10,8       15,8       2,9       1,6       -  Суммарные результаты ответов респондентов на вопрос о том, какие мысли у них обычно сопровождают переживание вины, представлены в таблице 8, из которой видно, что, согласно социальным представлениям, в момент переживания вины преобладают мысли направленные на прошлое (“я был(а) неправ(а)”), на будущее (“в следующий раз буду умней, буду делать правильно”) и на разрешение ситуации, связанной с виной (“надо извиниться”). Причем избавление от вины и восстановление отношений предполагается произвести скорее не с помощью предметных действий (подпункт Г), а посредством вербального разрешения ситуации (подпункт В). Кроме этого, по мнению ряда респондентов, в момент переживания вины в мыслях отражается недоумение (“как я мог(ла) так поступить”), а у некоторых женщин, помимо этого, – отражается растерянность (“что же делать”). Несмотря на то, что мысли, сопровождающие эмоциональные переживания, осознаются с трудом, некоторые респонденты из каждой группы подтвердили наши предположения о том, что, во-первых, переживание вины заставляет человека думать (опасаться), что окружающие теперь не будут его уважать и любить, а во-вторых, что переживание вины способно вызывть некоторые неадаптивные и часто необъективные мысли типа “я плохой”, “нет мне прощения”. Причем такие мысли скорее возникают у мужчин, нежели у женщин.  Подпункт Л (иное) предполагает свободные ответы. К сожалению, такие ответы респонденты давали нечасто. Среди предложенных респондентами свободных ответов были следующие: мысли-вопросы “Что скажут родители?, “Как дальше жить?”, утверждения “Напрасно я это сделал”, “Надо покаяться”. Такие мысли говорят об опасениях, растерянности, разочаровании, вызванных переживанием вины.  Таблица 9.  Представления респондентов о мыслях, сопровождающих переживание стыда  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З       И       К       Л  Мужчины (осужденные)       17,6       7,3       16,1       10,3       4,4       7,3       2,9       16,1       8,8       7,3       1,5  Мужчины (законопослушные)       16,8       3,6       18       10,8       2,4       10,8       4,8       16,8       8,4       4,8       -  Женщины       18,6       4       18,6       13,3       2,6       4       8       18,6       6,6       2,6       2,6  Ответы респондентов на вопрос о том, какие мысли обычно сопровождают переживание стыда, в целом похожи на описание мыслей, сопровождающих переживание вины. Различие состоит лишь в том, что в случае стыда большее количество респондентов указывает на мысли типа “меня не будут уважать и любить”. Кроме того, в целом несколько увеличилось количество выборов мыслей типа “я плохой”, “нет мне прощения”.  Таблица 10.  Представления об эмоциональных состояниях, имеющих тенденцию к генерализации с виной  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З       И  Мужчины  (осужденные)       21,1       7,3       11,9       0,9       8,2       11       10       31,2       -  Мужчины (законопослушные)       19,2       15,3       6,4       1,2       8,9       8,9       16,6       21,8       0,9  Женщины       15,2       16,1       13,5       1,6       5       12,7       11       24,5       -   Таблица 11.  Представления об эмоциональных состояниях, имеющих тенденцию к генерализации со стыдом  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З       И  Мужчины  (осужденные)       18,9       13,3       12       -       8,6       12       13,7       13,7       6,8  Мужчины (законопослушные)       18,4       9,2       6,5       1,3       9,2       11,8       17,1       26,3       -  Женщины       18,2       15,5       9       1,2       9       12,9       10,3       23,3       -  Ответы респондентов на седьмой вопрос выявили наличие представлений о том, что вина наиболее тесно связана с внутренним беспокойством и стыдом, нежели с другими эмоциональными состояниями (таблица 10). Стыд, согласно представлениям респондентов, наиболее тесно связан с внутренним беспокойством и виной (таблица 11). Таким образом, представления русских людей о вине и стыде подтверждают позиции зарубежных исследователей о тесной связи и тенденции к одновременному возникновению этих эмоций. /10/.Следует особо выделить то, что мужчины кроме этого склонны связывать стыд с гневом в свой адресс. В свободных ответах на этот вопрос мужчины сообщили, что вина приводит к снижению настроения, внутреннему психологическому дискомфорту, а также к чувсту симпатии к человеку, стыд – к злости, неловкости, неопределенности, ощущению себя не в своей тарелке. В целом следует сделать вывод, что в представленииях респондентов такие эмоции как вина, стыд, внутреннее беспокойство или тревога, печаль, состояние растерянности слиты в единый генерализованный комплекс отрицательных эмоций и часто переживаются одновременно.  Таблица 12.  Представления респондентов о поведенческой установке в ситуации переживания вины  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З  Мужчины (осужденные)       26,3       7,9       6,1       10,5       2,6       22,8       19,3       4,3  Мужчины (законопослушные)       28       4       4       6,6       2,6       22,6       30,6       1,3  Женщины       26       6,2       4,1       4,1       2       29,1       25       3,1   Таблица 13.  Представления респондентов о поведенческой установке в ситуации переживания стыда  Группы       Подпункты  А       Б       В       Г       Д       Е       Ж       З  Мужчины (осужденные)       24,5       7,5       7,5       9,4       3,7       28,3       15       3,7  Мужчины (законопослушные)       20,6       7,9       4,7       11,1       1,5       30,1       23,8       -  Женщины       20       10       5       10       -       26,6       26,6       1,6  Результаты, отраженные в таблицах 12 и 13, демонстрируютют представления респондентов относительно того, какие действия они обычно предпринимают в ситуациях переживания вины и стыда. Следует отметить, что по нашему мнению на данные представления в значительной степени оказали влияние знания об идеальном должном поведении.Так, мужчины чаще всего полагают, что в ситуации переживания вины они просят прощения у тех, кого обидели, стремятся разобраться в чем были неправы, а также исправить ошибку. Ответы женщин подобны. Разница лишь в том, что наиболее популярным у них оказался пункт Е (стремлюсь исправить ошибку), затем шли просьба прощения и стремление разобраться в своей неправоте. Во всех группах респондентов большее число ответов указывает на то, что в ситуации переживания стыда предпринимаются попытки исправить ошибку, далее идут просьбы о прощении и попытки разобраться в своей неправоте. Кроме этого, также присутствуют ответы о том, что и вина, и стыд могут заставить человека впасть в уныние, заняться самобичеванием, от которого бывает трудно избавиться, а также стремиться к избеганию контактов с теми, перед кем они испытывают эти эмоции. Отличия между эмоциями состоят лишь в том, что законопослушные респонденты скорее впадут в уныние и станут избегать контактов с человеком из-за стыда перед ним, чем из-за вины. Самобичевание также оказывается несколько более вероятным в ситуации стыда.  На девятый вопрос, в котором спрашивается о том, кто или что может помочь избавиться от возникшего переживания вины, респонденты давали различные ответы. Наиболее типичными ответами во всех группах были:  КТО: я сам(а), мать; далее идут родители (причем отец, как человек способный помочь пережить вину, отдельно не указывается),близкие люди, либо близкий человек, любимый человек, жена, женщина (для мужчин), друг, психолог. Следует отметить, что указание на специалиста (психолога, психотерапевта) было сделано лишь некотороми женщинами и один раз осужденным мужчиной.  ЧТО: извинение, просьба о прощении и получение прощения от того, кто был обижен или кому был причинен вред, общение, обсуждение, беседа, разговор по душам, совет близкого человека, друга, время. Указание на такой фактор, как время, говорит о том, что человек либо не желает предпринимать каких-либо усилий для устранения вины, налаживания отношений, либо не знает способов, которые могли бы помочь в данной ситуации. В связи с этим ему лишь остается уповать на работу защитных механизмов, которые со временем вытеснят неприятные болезненные переживания из сознания. Некоторые респонденты вовсе не смогли ответить на поставленный вопрос, признавшись в том, что не знают ответа.  Практические действия, способные помочь справиться с возникшей виной, например, стремление понять в чем допущена ошибка и исправить ее, стать на правильный путь, исправиться, загладить вину, попытка сделать что-то хорошее тому, перед кем виноват, помочь родителям, близким, работа по собственному развитию, совершенствование, упоминались респондентами, однако значительно реже, чем беседа, извинения, получение прощения и понимания.  В целом, следует заключить, что способы и средства, способные снять возникшую вину, которые были указаны респондентами, достаточно индивидуальны. Так, кроме основных, указанных выше, упоминались и следующие: исповедь перед Богом, покаяние, причастие, молитва, философия, книги, труд, отвлечение от проблем, переключение на дела, людей, внутренняя дисциплина, принятие себя, осознание, расслабление, выпить с тем кто был обижен кружку пива за счет обидчика, алкоголь, наркотики, случай, чудо.  Ответы на 9 вопрос в отношении стыда оказались еще более разнообразными, индивидуалистичными. В целом же люди, а также способы и средства, способные по мнению респондентов помочь избавиться от возникщего стыда, пожожи на те, которые указывались в ответах на этот же вопрос, но в отношении вины. Некоторая особенность в случае стыда прослеживается в акценте на потребности и ожидании поддержки со стороны близких.  В 10 вопросе к респондентам была обращена просьба привести в пример 1-2 случая, когда у них возникало переживание вины. В ответах законопослушных респондентов, как правило, говорится о ссорах с близкими людьми, оскорблениях, грубом, несдержанном отношении к ним, отказе в помощи близким, невыполнении перед ними данных обещаний.  Так, среди случаев описанных законопослушными мужчинами наиболее типичными являются следующие:      когда обижал жену      когда с женой поругаюсь, устраиваю скандал, при этом знаю, что неправ, а утверждаю, что прав      когда со злости не могу сдержать себя и кому-нибудь причиняю вред или оскорбляю      в порыве гнева обозвал кого-то, обострил отношения      скандалы в семье по поводу моего пьянства      выпил лишнего, “планка упала”      обидел незаслуженно словом дочь, нагрубил      когда обижаю детей, бью их ремнем      в случае физической немощности детей      перед матерью: давно не приезжаю к ней      долго не навещал родных      не уступил место беременной      не смог помочь любимому человеку      смерть близких людей      мог помочь, но этого не сделал      не выполнил обещание      не могу отдать долг      прогул на работу, опоздание      когда чувствую зависимость      когда осознаю, что совершил грех, нарушил Божью заповедь  Для женщин наиболее типичными являются следующие случаи:  – при ссоре с мужем      когда скандалила с мужем, а дети слышали      когда я была неправа, обидела невзначай человека близкого мне      не смогла войти в положение любимого человека и словом обидела его      когда кого-нибудь обидела      когда рассказала близкому информацию, которую мне доверил другой человек, и это отразилось на нем      перед супругом – при невозможности исполнения его желаний, перед ребенком – пообещала и невыполнила      при наказании ребенка      когда надолго оставляю детей одних, уезжаю на учебу      когда была несправедлива к детям и действовала исключительно в своих интересах      при невозможности помочь, недостаточной внимательности к близкому      из-за своего эгоизма      когда отвечала отчуждением на желание близости      когда говорила неправду или лишнее      когда грубила матери, отказывала ей в помощи  Женщины указали и на такие случаи переживания вины, в целесообразности которых можно усомниться, например:      из-за того, что я не такая как родственники      когда кто-то не разговаривает со мной, обвиняет, кричит на меня, указывает на мои прошлые ошибки      не слушала мать  Отличие ответов осужденных состоит в том, что, во-первых, 13% из них сообщили, что вины не испытывали и ни в чем не виновны, во-вторых, их ответы в меньшей мере, чем в группе законопослушных, связаны с ощущением своей социальной, особенно семейной ответственности, своих обязательств перед детьми, родителями. Некоторые преступники указывают на вину, имеющуюся у них в связи с совершенным преступлением, драками. Встречаются ответы, в которых указывается на переживание вины по поводу своей материальной несостоятельности, неуспеха.  На просьбу привести в пример случаи, когда возникало переживание стыда, откликнулось меньшее количество респондентов, т.е. ряд респондентов оставил данный вопрос без ответа. Отказ респондентов от ответов вполне объясним. Действительно, стыд представляет собой тяжелое болезненное переживание, и то, за что пришлось пережить стыд, хочется скрыть от окружающих, побыстрее забыть, но никак не выставлять на публичное рассмотрение.  Многие примеры ситуаций, по поводу которых испытывался стыд, оказались похожими на примеры, данные респондентами при описании ситуаций, связанных с виной. Так, указывалось, что стыд возникает, когда обижаешь человека, нагрубишь, устроишь скандал, невнимательно, неправильно ведешь себя в отношении матери, ребенка и других близких, наказываешь детей, невыполняешь даннных обещаний, отказываешь в помощи, обманываешь, злоупотребляешь алкоголем. Встречались и такие ответы, в которых говорилось о прямой связи стыда с виной, т.е. указывалось, что стыд возникает в случаях вины перед кем-то. В целом, полученные нами результаты показали, что отличия ситуаций стыда от ситуаций вины состоят в том, что:  во-первых, стыд скорее связан с ощущением выставленности на публичное обозрение, чем со своим личностным отношением, например:      из-за некрасивого поступка      когда на меня пристально смотрит человек, перед которым я провинился      когда в школе не знаешь предмета и получаешь «неуд» перед всем классом      когда кто-либо из значимых и уважаемых мною лиц узнавал обо мне что-то неприятное      когда сделаешь кому-то плохое, оскорбишь, а затем приходится обращаться      когда не хватило денег, чтобы расплатиться в кафе, то было стыдно перед девушкой      когда опаздываю на свидание к девушке, а она меня знает с лучшей стороны      когда необходимо просить что-то для себя лично (повысить зарплату, отпустить в отпуск)      когда отказывают в смелой просьбе  здесь же выделяются переживания, связанные с телом, физическим Я, сексуальной сферой, котрые характерны именно для стыда, но не для вины:      если я плохо выгляжу на людях      видны неприличные места тела      в случае разговора об интимной жизни      в постели и д.р.  Некоторые осужденные сообщали о своем стыде во время суда, о стыде перед близкими за свою судимость.  во-вторых, стыд связан с ощущением своей некомпетентности в чем-то:      стыдно признаваться себе и близким в своих слабостях      когда тебе могут навредить и вредят, а ты вовремя не сообразил («выглядеть дураком всегда стыдно»)      когда некомпетентен в каком-то вопросе      в случае личного непрофессионализма      когда не оправдываешь ожиданий своих и близких      если уговоришь женщину на половой контакт, а эрекция не возникает  и в-третьих, стыд может переживться не только по поводу себя, но и по поводу других, связанных со мной людей:      мне всегда было стыдно за других, а не за себя (а я как-будто к этому причастна)      стыд за близкого человека, который неприлично ведет себя в компании      шумное поведение ребенка в общественном месте      в случае, если случайно окажешься в центре скандала и слышишь очень интимные (безобразные подробности)      однажды зашел в душевую без стука      в детском садике мне было очень стыдно, когда мальчик првинился и его поставили на стол сняв трусы  Известно, что опросники имеют ряд недостатков. Одним из главных недостатков опросников является то, что они позволяют респондентам скрыть субъективно нежелательную для презентации информацию. В связи с этим некоторые истинные данные об изучаемых явлениях остаются «за кадром» научной картины. Именно поэтому, а также потому, что, как указывалось выше, социальные представления несут в себе полностью, либо частично бессознательные элементы, два последних вопроса анкеты направлены на изучение глубинных личностных семантических полей изучаемых нами явлений.  В 11 вопросе респондентам предлагалось указать, с какими ассоциациями у них связаны понятия «вина» и «стыд», при этом анкеты по изучению первой и второй эмоции предлагались им с интервалом в несколько дней. Проведенный нами анализ ответов выявил широкое разнообразие полученных ассоциаций.  Сначала рассмотрим особенности ассоциаций, возникших в сознании респондентов в ответ на слово «вина». Чаще всего вину ассоциировали со словами «стыд» и «обида». Оба эти слова возникли в ответ на искомое по 16 раз. Ниже представим последовательно, в порядке убывания частоты встречаемости, остальные ассоциации.  наказание –10;  тревога -8;  (страх, боль, печаль, тоска) –5;  (горе, грех, угнетенность) –4  (прощение, ошибка, тюрьма, слезы, одиночество) –3;  (дискомфорт, грусть, огорчение, горечь, разочарование, раскаяние, переживание, совесть, долг, проступок, больница, тяжелая) –2.  Все остальные ассоциации встречались в ответах респондентов по одному разу. Представим их ниже, предварительно разбив на смысловые группы.  ВНУТРЕННИЕ СОСТОЯНИЯ: подавленность, озабоченность, уныние, внутренняя депрессия, душевный дисбаланс, неустойчивое состояние ума, расстройство, внутреннее беспокойство, беспокойство, волнение, боязнь потерять, внутренние переживания, чувство неловкости, униженность, оскорбленность, чувство неудобства перед кем-то, рассеянность, извинения, покаяние, желание уйти в самого себя, отчужденность, убегание, все валится из рук, не нахожу себе места, не любовь, злость, агрессия, гнев, ярость.  НЕГАТИВНЫЕ ОЦЕНКИ: в данной смысловой группе встречаются как оценки действий, в связи с которыми возникает переживание вины (плохо, нехорошо, неправильное поведение, плохие поступки, дурацкий, необдуманный, легкомысенный поступок, косяк, кривизна), и оценки самой вины (отрицатеьное явление, неправильная, ненужная, обволакивающая, задыхающаяся).  ВЫРАЖЕНИЕ НЕДОСТАТОЧНОСТИ: ни рыба ни мясо, незаметность, неправота, неполноценность, недостаток опыта, невезение, что-то недоделал, неучел, непочувствовал.  ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ОБРАЗЫ: бремя. обуза, беда, грязь, омут, мразь, чернота, яма, наполненная темной водой, бездонная яма, кладбище.  ПОСТУПКИ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ВИНУ: ссора, ложь, обман, кража, курение, сквернословие, пьянство, драка, несправедливость.  ОБРАЗЫ: непогода, туча, серые облака, туман, плакучая ива, плачущий человек, обиженный человек, ребенок, маленький ребенок, балбес, Анна Каренина, собачка черного цвета с поджатым хвостом, уходящая боком от меня, жертва, душа, уголовный кодекс, колючая проволока, ремень, семья, мама.  Анализ полученных от респондентов ассоциаций в ответ на слово «стыд» показал, что данное понятие наиболее часто связывается со словами «вина» – 13 ассоциаций и «обида» – 9 ассоциаций, к которым также следует добавить и такие, как: обидно, обидно за себя, обида на себя. Остальные ассоциации представим в порядке убывания частоты их встречаемости.  (неудобство, неловкость) –8;  дискомфорт –6;  позор –5;  (смушение, боль, печаль, неприятность, переживания) – 3  (угрызения совести, нехорошо, некрасиво) –2.  Далее в виде смысловых групп представим ассоциации, которые были упомянуты респондентами один раз.  ВНУТРЕННИЕ СОСТОЯНИЯ: тревога, страх, внутреннее беспокойство, застенчивость, замешательство, растерянность, скованность, неловкое положение, готовность провалиться сквозь землю, чувство неуверенности, неуютно, неприятно, неопределенность, пустота, уныние, отвращение, неприятное воспоминание, гнев на себя, ощущение пропасти, уход от общения, суетящийся человек.  ФИЗИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ: красные уши, красное лицо, покраснение лица, розовое лицо, горят щеки, дрожание голоса, привкус горечи, кислятины, сгорбленный человек, старик, сгорбившийся с палочкой и красными ушами.  ВЫРАЖЕНИЕ НЕДОСТАТОЧНОСТИ: незаметность, неопытность, неумение, молодость, горячность.  ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ОЦЕНКИ: плохо, глупо, плохой поступок, нехорошо поступил, недостойный поступок, неправота, что-то сделано неправильно; ненужный.  ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ОБРАЗЫ: грязь, срам, беда, грех.  ОБРАЗЫ: камень, ночь, крик, скомканная бумага, проблемы, враги, Я, отношение перед собой, провинность, прощение, неприятные действия, мысли, поиск способа избавиться от этого (стыда).  Итак, изучение ассоциаций, связанных со словами вина и стыд, в очередной раз подтвердило похожесть, а главное взаимосвязь этих двух эмоций. Оказалось, что наиболее часто встечаемые ассоциации – это, во-первых, те, которые связывают данные эмоции, а во-вторых, те, которые связывают и вину, и стыд со словом «обида». Кроме этого, и в ответ на слово вина, и в ответ на слово стыд чаще всего возникали ассоциации, обозначающие те или иные эмоциональные переживания, а также ассоциации, представленные образами, среди которых немалую долю занимают отрицательные, и ассоциации, выражающие недостаточность и негативные оценки. Общими для двух эмоций оказались ассоциации, связанные с тревожностью (страх, тревога, внутреннее беспокойство), с тяжелыми отрицательными эмоциями (уныние, печаль, боль,), с ощущением неудобства (неловкость, неудобство, дискомфорт, незаметность), с отрицательными оценками (плохо, нехорошо, плохой поступок, неправильный поступок, ненужный(ая)), с отрицательными эмоциональными образами (грязь, беда), а также с неопытностью, уходом от общения. Интересно, что такие ассоциации как совесть, грех, прощение, логически связанные со словом «вина», были высказаны респондентами также и в связи со словом «стыд». Это является очередным аргументом в пользу того, что в реальной жизни переживание стыда часто оказывается генерализованнвым с переживанием вины.  По результатам процесса ассоциирования рассмотрим особенности вины и стыда, в которых, в свою очередь, проявляются их различия. В отличие от реакций на слово «стыд», в ответ на слово «вина» респонденты предлагают ассоциации, называющие конкретные поступки, являющиеся нарушением веками складывающихся норм справедливого поведения. Несмотря на то, что обе эмоции ассоциируются с тяжелыми, отрицательными состояниями, именно для вины характерен целый спектр подобных ассоциаций: тоска, горе, грусть, горечь, слезы, подавленность, внутренняя депрессия, угнетенность, огорчение, озабоченность, униженность, оскорбленность, душевный дисбаланс, одиночество, разочарование. Ассоциации с погодными условиями, причем неприятного характера (непогода, туча, серые облака, туман) имели место только в связи с виной, но не стыдом. Между тем, погода является диагностическим символом настроения. Настроение, в отличие от эмоций, представляет собой сравнительно продолжительное, устойчивое эмоциональное состояние умеренной или слабой интенсивности, проявляющееся в качестве общего фона психической жизни индивида. Кроме того, ассоциации-образы, связанные с виной, указывают на состояние некой безысходности: омут, яма, наполненная темной водой, бездонная яма, чернота, бремя, обуза.  В отличие от вины стыд тесно связан с состояниями неловкости и неудоства (неуютно, неприятно, некрасиво, глупо, срам, позор, смущение, скованность, застенчивость, замешательство, чувство неуверенности, неопределенность, готовность провалиться сквозь землю, отвращение). Кроме этого, среди ассоциаций на тему стыда выделяется подгруппа, характеризующая физические проявления.  Таким образом, вина представляется крайне тяжелой отрицательной эмоцией тормозного круга, неимеющей выраженных физических проявлений, однако в течение пролонгированного промежутка времени окрашивающая настроние в депрессивные скорбные тона. Стыд, скорее наборот, является острой, кратковременной, ситуативно актуализирующейся отрицательной эмоцией тормозного круга, субъективно переживаемой как состояние возбужденного сжатия. Следовательно, обращают на себя внимание такие характеристики данных двух эмоций как глубина – в случае вины и сила – в случае стыда. Ответы респондентов на 12 вопрос показали, что вина в первую очередь ассоциируется с черным цветом (60 ассоциаций), на втором месте оказался серый цвет (44 ассоциации) и на третьем – красный цвет (30 ассоциаций). Также имели место следующие цветовые ассоциации: фиолетовый (18), синий и темно-синий (16), коричневый и желтый (по 12), оранжевый и темно-вишневый (по 3). Двенадцать респондентов, несумев идентифицировать вину с каким-либо конкретным цветом, обобщенно окрасили ее в темный тон. Некоторые цвета назывались лишь один раз, а именно: болотный, грязно-фиолетово-серый, пепельно-свинцовый, зеленый, ядовито-зеленый, ядовито-желтый, бледно-желтый, бордовый, малиновый, ярко-оранжево-багряный, цвет темной венозной грови, цвет водки, «наркоты», невыразительный, тусклый, бесцветный, мрачный, нечистый. Стыд чаще всего окрашивали в красный цвет (48 ассоциаций), затем в черный (28 ассоциа-ций) и серый (23 ассоциации). Далее шли коричневый и желтый цвета (по 13 ассоциаций), после них – розовый (4 ассоциации). Восемь человек окрасили стыд в темный цвет. Остальные цвета (оранжевый, оранжево-красный, вишневый, бордовый, сиреневый, темно-синий, синий, голубой, зеленый, серо-голубой, серо-бурый, болотный, грязный) назывались по одному разу.   ВЫВОДЫ   В соответствии с социальными представлениями респондентов вина и стыд взаимосвязаны и во многом похожи, но вместе с тем имеют и различия. Они считаются тяжелыми отрицательными эмоциями, при этом для стыда характерна выраженность силы переживания, а для вины – глубины переживания. Как показали результаты полученных нами ассоциаций, вина, будучи более тесно связанной с депрессивными состояниями угнетенности, подавленности, тоски, тем не менее не имеет выраженных физических проявлений и её переживание, будучи пролонгированным во времени, имеет как бы тлеющий (нечеткий) характер. Поэтому те состояния, которые человек в связи с виной длительное время способен испытывать, могут им не атрибутироваться самой вине. Стыд же является острой, актуализирующейся в конкретной ситуации и связанной в сознании с данной ситуацией, эмоцией, субъективно переживаемой как неприятное сжатие или «горение в огне».  Считается, что вина и стыд способны оказывать благоприятное воздействие на взаимоотношения людей, но при этом затрудняют общение. Респонденты полагают, что переживание вины и стыда часто вызывает защитную потребность в избегании общения с теми, по отношению к кому эти эмоции испытываются. Переживание этих эмоций способно приводить к отчужденному, враждебному отношению к окружающим. Большинство женщин при переживании стыда относятся к партнеру по общению с антипатией, враждебностью, отчужденностью и отстраненностью. Мужчины и при переживании стыда, и при переживании вины, сохраняя доброжелательное отношение к партнеру, тем не менее, относятся к нему с отчужденностью, отстраненностью. Ответы респондентов показали, что они стремятся скрывать от окружающих переживаемые ими вину и стыд и полагают, что то же делают и другие люди. Это указывает на нарушение перцептивного компонента общения, поскольку неспециалисту очень непросто понять, что враждебное и отчужденное поведение человека на самом деле может являться маскировкой его болезненных переживаний, связанных с виной или стыдом. Респонденты убеждены, что обе эмоции повышают уступчивость (при этом вина – в значительно большей степени) и предоставляют возможность для манипулирования. В момент переживания и вины, и стыда человек чувствует свою подчиненность, т.е. ощущает себя в позиции ниже по сравнению с другим, тем перед кем он испытывает эти эмоции. Наоборот, по отношению к человеку, испытывающему стыд или вину, окружающие чувствуют превосходство (позиция выше). Позиция человека, испытывающего стыд, в сравнении с человеком, испытывающим вину, сдвигается в сторону усугубления отношений, делающих его субъектом затрудненного общения. Если в паре общающихся субъектов хотя бы один человек испытывает стыд, то такое общение приобретает статус затрудненного. При переживании вины (хотя бы одним из партнеров) общение затрудняется, если партнеры представлены лицами одного пола.  Респонденты полагают, что чаще всего переживают вину перед своей совестью и перед близкими, особенно матерью, реже всего – перед постороними. Изучение когнитивных составляющих вины и стыда показало, что в момент переживания этих эмоций мысли направлены на осуждение своего поступка, необходимость разрешения ситуации. Отмечается нагруженность мыслей опасениями потери любви и уважения окружающих. Изучение эмоциональной компоненты показало, что вина и стыд в наибольшей степени связаны, во-первых, с внутренним беспокойством, а во–вторых, друг с другом. Избавление от вины предполагается произвести скорее с помощью вербальных средств, например беседы с обиженным, получения прощения, чем с помощью предметных действий. Ситуации, по поводу которых испытываются вина и стыд, в сознании респондентов оказались похожими. Однако тщательный анализ полученных нами результатов выявил между ними различия. Они состоят в том, что, во-первых, стыд скорее связан с ощущением выставленности на публичное обозрение, а не со своим личностным отношением, во-вторых, стыд связан с ощущением своей некомпетентности в чем-то, а вина с осознанием нарушения принципов справедливости, и в-третьих, стыд иногда переживается человеком не только по поводу себя, но и по поводу других, связанных с ним людей.  Представления о вине и стыде, как правило, оказываются недифференцированными. Эта особенность, а также конкретные результаты ответов на 7, 11 и 12 вопросы второй анкеты указывают на то, что такие эмоции как вина, стыд, внутреннее беспокойство или тревога, печаль, состояние растерянности слиты в генерализованный единый комплекс отрицательных эмоций и часто переживаются одновременно.  Что касается гендерныз различий: женщины считают переживание стыда более типичным для себя, чем мужчины. В то же самое время женщины, в сравнении с мужчинами, чаще полагают, что переживание стыда затрудняет общение и предпочитают избегать общения с теми, по отношению к кому они испытывают стыд. Мужчины чаще чем женщины стараются скрыть свои переживания, особенно вину.  В то время как все законопослушные респонденты полагают, что знакомы с чувством вины, около 16% осужденных сообщили, что никогда не испытывали данного переживания. В то же самое время большее число осужденных, в сравнении с законопослушными, считают, что переживание вины и стыда стало чертой их характера. То есть, наряду с недостаточной способностью осознавать свою реальную, связанную с конкретными проступками, вину, они в большей степени склонны переживать неадекватные формы вины и стыда. Осужденные в меньшей мере, чем законопослушные, связывают вину и стыд с ощущением своей социальной, особенно семейной ответственности, своих обязательств перед детьми, родителями.                Литература   1. Антонян Ю.М. Психология убийства. М: Юристъ, 1997.  2. Бодалев А.А Личность и общение. М.: Педагогика, 1983.      Васильева О.С., Короткова Е.В. Комплексный подход к понятию “вина”// Прикладная психология.- 2000. №      Донцов А.И., Емельянова Т.П. Концепция социальных представлений о феноменах обыденного сознания // Идеологические и психологические аспекты исследования массового сознания: Сб. обзоров.М., 1989.      Егидес А.П. Психологическая коррекция конфликтного общения // Психологический журнал.-1984.- т.5.- №5.      Кроник А.А., Кроник Е.А. В главных ролях: вы, мы, он, ты, я: Психология значимых отношений М.: Мысль, 1989.      Менджерицкая Ю.А. Особенности эмпатии субъектов затрудненного и незатрудненого общения в ситуациях затрудненного взаимодействия. Канд. дис-я. Ростов-на-Дону, 1998.      Онучин А.Н. “Новая парадигма” в социальной психологии./Flogiston, 2000. http: www/rambler/psychology/ru.      Психология. Словарь. М.: Политиздат, 1990.      Эткинд А.М. Эмоциональные компоненты самоотчетов и межличностных суждений. Вопросы психологии. 1983. №2.      O Connor L.E., Berry J.W., Weiss J., Bush M., Sampson H. Interpersonal Guilt: The Development of a New Measure. Journal of Clinical Psychology. №1, 1997.

Войдите, чтобы оставить комментарий


Полезная информация о практиках оздоровления


О його-центрах в Ростове-на-Дону
  • Яндекс.Метрика